Реклама на сайте (разместить):


Реклама и пожертвования позволяют нам быть независимыми!

Нечеловеческий облик феномена человеческого фактора. 2006

Материал из Соционика-вики
Перейти к: навигация, поиск

Опубликовано: "Управление персоналом", 2006, N 19

НЕЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ОБЛИК ФЕНОМЕНА "ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ФАКТОРА"

Н.И.Плотников

Как предмет познания дисциплина "человеческого фактора" (ЧФ) исследует людей в естественной и техносферной среде обитания и направлена на изучение оптимизации деятельности и на поиски причин неудовлетворяющей деятельности. ЧФ определяется как область исследования и выработки методов эффективности и оптимизации безопасности деятельности. Основанием для определения является аварийность, относимая на неудовлетворительную деятельность специалистов и участвующих в индустрии. По мнению автора, концепция "человеческого фактора" является устойчивым мифом общественного сознания. Эта концепция простирается далеко на все виды деятельности, и мы часто получаем сообщения об авариях и катастрофах в разных сферах деятельности по причинам "человеческого фактора". Задачей нашего исследования является дискриминация мифа об "ошибке" и "человеческом факторе". Много лет автор является последовательным оппонентом этих псевдопроблем, взятых в кавычки.

Исследование ошибок в коммуникациях людей

Ошибка как категория ненадежности

Дискриминация надежности технического объекта формулируется ключевым термином "отказ". Проявление ненадежности человека большей частью связывают с ошибочной деятельностью. В понимании ошибочности человеческой деятельности лежит история чувств и представлений об ответственности и свободе воли. Эту тему поднимали многие мыслители. В религии синонимом ошибки является понятие греха. Аристотель в "Аналитике" делил ошибки на два класса: неправильная речь и неправильное, нелогичное мышление. Ф. Бэкон определял ошибки как "обманчивые признаки истины", которые присущи людям как иллюзии их бытия. Ф. Ницше писал: "Отдельные действия называют хорошими или дурными в силу их полезных и вредных следствий". Он указывал, что качества хорошего и дурного вкладывают уже не в действия и последствия, а в мотивы, которые к этому вели, и даже в само существо человека: "Обнаруживается, что это существо не может быть ответственно, поскольку оно есть всецело необходимое следствие и произрастает из элементов влияний прошедших и настоящих условий" (подчеркнуто мной. - Н.П.); и далее: "Не существует греха в метафизическом смысле, но в том же смысле не существует и добродетели" (Ф. Ницше; с. 27, 51 - 52). Таким образом, история понятия ошибки в этом контексте мысли может рассматриваться как категория морального суждения и как ответ на вопрос о свободе воли и ответственности.

Семантика слова в разных языках

В английском слово "ошибка" (fault) имеет значение "вина", "проступок". Реакцией на вину может быть покаяние, что в переводе с греческого означает "перемена мыслей", "изменение ума". "Ошибка" по В. Далю происходит от понятия "обшибать" - "сбивать", "обивать", "скалывать ударом". Даль пояснял ошибку как неправильность, неверность, неумышленный поступок, ненамеренное искажение чего-либо. В этом проявлялся признак непреднамеренности понятия ошибки.

Однако в психоанализе эта непреднамеренность дискредитирована. Здесь ошибку рассматривают и как бессознательную природную склонность человека, нормальный психический акт и результат подсознательных устремлений. Зигмунд Фрейд писал, что "когда кто-нибудь из моих близких прикусывает язык или прищемляет палец и ожидает от меня сочувствия, вместо этого я спрашиваю: "Зачем ты это сделал?" В целом при изложенном разнообразии толкования термина понятие ошибки связывают с результатом деятельности человека, который выходит за пределы нормы, стандарта, правила, культуры. Человек может назвать и позитивный результат ошибочным, если впоследствии обнаруживает и оценивает, что этот результат мог бы быть лучше. Понятие ошибки связывают с человеком, хотя иногда говорят об "ошибках приборов" вместо правильного термина "погрешность". Тогда работу технического устройства, объекта определяют как аномальную, если она выходит за расчетную погрешность, что также может указывать на повреждение или отказ. Иногда по аналогии с отказом техники говорят об "отказе" человека как неспособности выполнять работу по назначению. Во многих источниках ошибку человека-оператора определяют как отклонение от стандартного режима функционирования, которое приводит к нежелательным результатам деятельности, иначе - как действие или бездействие, которое привело к отклонению управляемых параметров технической части системы за допустимые пределы или запрещено правилами. В этом определении мы обнаруживаем дискретное рассмотрение и растождествление единства человека и технического объекта. Получается, что человек управляет неким совершенным техническим устройством и желаемый результат зависит только от безупречных действий. Причинность неправильных действий, а также управление оператора самим собой не рассматривается. С позиции дееспособности человека ошибки классифицируются более многообразно: ошибки мышления в суждениях и принятии решений; ошибки памяти в забываниях, перестановках, перепутывании физических и мыслительных операций; ошибки восприятия и внимания в обнаружении, идентификации, интерпретации объектов, а также в искажениях и иллюзиях; ошибки эрозии квалификации и опыта, подмены навыка; ошибки деградации способности от стресса, утомления и страха, в чрезвычайной ситуации.

В исследованиях ошибки попытаемся сгруппировать следующие группы признаков ошибок. В первую группу можно включить ошибки, связанные с навыком двух видов: переноса и подмены. При переносе навыка происходит устойчивое использование старого навыка, тогда как стоит задача нарабатывать новый навык. Это типичный случай при освоении новой техники. При подмене навыка происходит неправильное действие, несмотря на то что существует наработанный, устойчивый навык. Вторая группа включает ошибки мышления, памяти и связанных с ними суждений, умозаключений и решений. Это проявляется в забываниях, перепутывании, перестановках мыслительных операций. Третья группа может состоять из ошибок восприятия и внимания: обнаружение сигналов, идентификация и интерпретация. Сюда же можно отнести широкий класс иллюзий и искажений в полете. Четвертая группа включает ошибки, связанные с деградацией способности от стресса, утомления, страха, чрезвычайной ситуации. В пятую категорию следует включить ошибки коммуникаций. Сюда входит широкий спектр новейших исследований и разработок групповой динамики, транзактного анализа, соционики, нейролингвистического программирования.

Обобщая содержание феномена ошибки, необходимо выделить наиболее существенные категории. Во-первых, можно отметить категорию сознательной непреднамеренности ошибающегося человека. Это условно разделяет понятия "вины" и "ошибки". Во-вторых, выделяется категория непостоянной дееспособности человека. Далее можно выделить праксеологическую сторону ошибки, как эффективность, результативность и производительность деятельности. Это наиболее сложная категория, поскольку здесь человек помимо прагматического аспекта оценивает результаты и как возможности удовлетворения мотивации, своих смыслов и ценностей. Поскольку деятельность происходит во времени, выделяется категория своевременности, или темпоральности. Размер или объем результата означает степень соответствия замыслу, цели, плану и зависит от понятий правильности и точности действий человека.

Оценка психологических причин ошибочной деятельности

Нам неизвестно существование всеобщей теории ошибок. Можно лишь с определенной долей уверенности утверждать, что понятие ошибки человек стал осознавать тем больше, чем больше становился способным к рефлексии, то есть к осознанию себя и своего поведения, бытия. Ошибке синонимично понятие греха. Попробуем во всем этом разобраться. Только наша цель будет посвящена не формированию теории ошибок вообще, а только поставленной выше задаче. Есть представление, что если ошибку можно исправить, то это не ошибка. Основатель психоанализа Зигмунд Фрейд считал, что ошибка является полноценным психическим актом: а) имеет смысл der Sinn, до конца не раскрытый; б) цель; в) определенную форму выражения; г) значение. Опыт показывает, что ошибочные действия проявляются в условиях, затрудняющих деятельность человека по причине высоких, неравномерных нагрузок, стресса, спешки, болезненных состояний. Удивительно, но тот же опыт показывает, что ошибочные действия проявляются у лиц, которые не устали, не рассеяны и не взволнованы. Напротив, многие действия совершаются совершенно точно и безошибочно, если на них не обращать внимания, а ошибочные действия возникают именно тогда, когда правильности их выполнения придается особое значение и отвлечение внимания никак не предполагается. Ошибочные действия, подчеркивал Фрейд, - это не случайности, а серьезные психические акты, возникающие благодаря взаимодействию, а лучше сказать - противодействию двух различных намерений: нарушенного gestorte (G), относящегося к сознательной сфере, и нарушающего storende (S), относящегося к подсознательной или бессознательной сфере. Влияние созвучий, сходств слов при языковых актах, видимо, способствует, но не объясняет нам причины ошибок. Несмотря на различие в характеристиках ошибочных действий, есть общие механизмы, их объясняющие. Попытаемся их сформулировать.

Ошибка отсутствует: когда импульс G намного превышает S.

         /│\
   F <─ G │ - S │ или F = G
               \│/

Ошибка неопределенна: когда G эквивалентен S.

   F <─ G - S или F = G

Ошибка вероятна: когда G ненамного превышает S.

               /│\
   F <─ G │ - S │ или S > G
         \│/

Здесь под G надо понимать то намерение, которое сейчас хотелось сделать, под S, которое скрыто, латентно в бессознательном, отгорожено от сознания цензурой, защитными механизмами. У Фрейда не было ответа, которое из намерений истинно - G или S. Позже исследователи утверждали, что истинными намерениями руководит бессознательное. Страх Angst относится к внутреннему состоянию и не выражает внимания к объекту. Боязнь Furcht относится к внутреннему состоянию и указывает на объект, являющийся причиной боязни. Испуг Schreck - воздействие опасности, к которой не было готовности.

Исследование и классифицирование речевых ошибок

В речевых ошибках заметное место занимают оговорки. В летной деятельности этот класс ошибок имеет критическое отношение к безопасности. Исследователь оговорок М. Мотли пишет: "Несколько лет назад мне предстояло пройти собеседование при приеме на работу. За день до этого меня познакомили с человеком, который также претендовал на это место. Прощаясь с ним, я протянул ему руку и вместо традиционного "Буду рад вас видеть" неожиданно для себя произнес: "Буду рад вас выбить". Теперь мы оба смеемся, когда вспоминаем этот случай, - ни он, ни я тогда желаемого места не получили. Однако в тот момент моя оговорка вызвала довольно сильный конфуз. Что же заставило меня оговориться?

Почти столетие тому назад Зигмунд Фрейд утверждал, что в каждой речевой ошибке кроется свой тайный смысл. В частности, он считал, что оговорки выдают скрытые мотивы и тревогу. Среди исследователей, изучавших язык и психические процессы, лежащие в основе продуцирования речи (говорения), эта гипотеза долгое время оставалась непопулярной. "Фрейдову оговорку" трудно исследовать в лаборатории, поэтому от его гипотезы отказывались в пользу других, легче поддававшихся экспериментальной проверке. Теоретики были склонны рассматривать продуцирование речи как более или менее независимый процесс, исключающий спонтанное воздействие мотивов, тревожности или других факторов, не имеющих прямого отношения к содержанию высказывания..." Методики исследования речевых ошибок в лабораторных условиях основаны на считывании слов с экрана. По фонетической методике (а) испытуемый работает в условиях, предрасполагающих его к случайным перестановкам звуков в словах. Испытуемый про себя читает появляющиеся на экране пары слов. По сигналу зуммера (звездочки) испытуемый должен произнести вслух то, что читает в момент подачи сигнала. Предшествующие пары слов подобраны так, что их начальные звуки моделируют ожидаемую оговорку, о чем испытуемому неизвестно. Таким способом формируется предрасположенность испытуемого к оговорке. Предсказуемые оговорки: "ложь и ножка" (вместо "нож и ложка), "зонный трал" (вместо "тронный зал").

По методике конфликта порядка слов (б) при появлении на экране команды "ПЕРЕСТАВЬТЕ" испытуемый должен произнести слова читаемой пары в обратном порядке. При появлении команды "ПОВТОРИТЕ" - просто произнести вслух читаемое. Предсказуемые оговорки здесь: "стук и звон" или "звон и стук" (вместо "звук и стон" или "стон и звук"). По методике конкурирующих предложений (с) на экране на 10 секунд появляются два предложения, каждое из которых помечено буквой (здесь - Т и М). Затем, после 5-секундного перерыва, на экране появляется буква (здесь - М), сигнализирующая о том, какое из двух предложений испытуемый должен произнести. Предсказуемая оговорка: "Спроси ему, когда там надо быть".

Речь является сложной системой коммуникации людей, включающей в себя, в свою очередь, компоненты высокой сложности, такие как язык. Основная и, вероятно, неполная структура речевого комплекса включает языковые и звуковые компоненты. Речь включает в себя язык и является более сложным образованием, чем только язык. Об этом всегда следует помнить. Современные исследования классификаций, возможные толкования и лабораторные эксперименты можно считать весьма неполными для построения теории. На многие оговорки есть только гипотезы, но нет убедительных ответов.

Исследование состоятельности концепции "человеческого фактора"

По содержанию ЧФ представляется междисциплинарной областью и использует арсенал технических, естественных и общественных наук. Эти науки образуют связующие дисциплины, такие как инженерная психология, объединяющая психологию и техническое проектирование; биология и субдисциплина хронобиология, изучающая влияние биоритмов на работоспособность человека; анатомия и антропометрия, телодинамика, кинезиология. Число вовлеченных в ЧФ дисциплин, вероятно, может исчисляться не десятками, а сотнями сформированных наук и вновь зародившихся. При подобном спектре участвующих областей знания происходит отождествление и иррациональная связь дисциплин. Так, исследование безопасности транспортных комплексов сводится к изучению ЧФ, при том что категория безопасности является в значительной степени ресурсной, экономической категорией. Если возникает новое направление "управление человеческими ресурсами", то сторонники ЧФ признают его как приложение к своей дисциплине. Когда возникает подобная нечеткость, нестрогость и расплывчатость различения разных предметов изучения, трудно ожидать приемлемых результатов.

"Фактор" (лат. factor) означает "причинное воздействие". Реальность деятельности является производным изменяющегося сознания и меры знания. Все, что невозможно объяснить и понять, относят к человеческой природе. Для систематизации и идентификации причин неудавшейся деятельности в авиации составлен перечень, состоящий из сотен факторов. Их природа крайне разнородна и с трудом поддается рациональному описанию и расчетам.

Традиционные методы и практика исследования ошибок являются противоречивыми, вызывают сомнения в отношении их истинности. Мы рассмотрим наиболее распространенные подходы в исследовании ошибок. Исследованием "феномена человеческого фактора" и его катастрофических последствий обременены многие субъекты. Среди них - правительство, изготовитель техники, исследовательские организации, международные организации, национальные институты, компании и профсоюзы. За исключением, пожалуй, изготовителя техники, усилия остальных организаций направлены на ошибку человека.

Наиболее фундаментальным трудом о человеческом факторе как оптимизации техногенной деятельности, вероятно, является коллективный труд американских авторов в шести томах под редакцией Г. Салвенди. В первом томе рассматриваются эргономика, антропология, инженерная психология и биомеханика, во втором томе изучается проектирование производственной среды, в третьем томе рассматриваются профессиональное обучение и отбор операторов, в четвертом томе - организация деятельности, в пятом - проектирование рабочих мест, в шестом - автоматизированные системы. По мнению одного из авторов, Д. Мейстера, наука о человеческих факторах - это единственная наука о поведении человека, ориентированная в область техники (ЧФ; том 1, с. 13). Показательно, что уже здесь признается не лучшим направлением изучение результатов неблагоприятных результатов деятельности и неудачных действий работников. Делается акцент на идею и способ управления деятельностью, что создает благоприятную причинную основу. Надо отметить, что термин "ЧФ", является скорее американским неологизмом, поскольку в Европе традиционно и до сих пор параллельно используется понятие "эргономика".

Деятельность человека формировалась с древности от примитивных орудий к веку машин, созданных для материального преобразования природной среды, и машин для мыслительной деятельности. Совершенствование орудий и машин происходило в процессе развития интеллекта и сопровождалось сознанием неудовлетворенности человека своим местом и ролью, а также созданных средств труда. Внимание к характерной роли человека в работе с машинами возникло, вероятно, с началом промышленной революции. Возникла дисциплина о человеческом факторе (ЧФ), human factor (HF), как о специфическом обозначении функционирования человека в различных отношениях техногенной деятельности. Это также характеристики связей человека и технического устройства, появляющиеся в конкретных условиях их взаимодействия в эрготических системах. В настоящее время концепция человеческого фактора рассматривается значительно шире субъективных взаимосвязей человека и машины. Сюда включают эргономику, инженерную психологию, антропологию, биомеханику и даже общественные науки. Представляется, что концепцию человеческого фактора следует рассматривать не как сложившуюся науку, а скорее как мультипрактическую дисциплину.

Изучение антропогенных аварий и катастроф началось еще в XIX веке на железнодорожном транспорте. В авиации с ее зарождения появилось понимание роли личных качеств летчика в исходе полета. Смысл понятия "личный фактор", введенного Г. Мюнстербергом в 1910 г., сводился к ошибкам человека при управлении воздушным судном. Позже С.Г. Геллерштейном в 1930-х гг. дано определение личного фактора как "совокупности всех врожденных и приобретенных физических и психических свойств личности, которые могут быть поставлены в связь с причинами возникновения, характером течения и исходом происшествия". Одновременно выдвигались идеи о причинности ошибок человека как результата взаимодействия с техникой, созданной не лучшим образом. Создатель и пользователь техники растождествлялись, поэтому осознавалась необходимость конструировать машины такими, чтобы их могли использовать большинство людей, "средний специалист" или прошедший специальный отбор кандидат в профессию.

В авиации над концепцией человеческого фактора многие десятилетия работают государственные структуры, административные отраслевые ведомства, международные институты. Написаны гималаи монографий, возникли периодические издания с наименованием Human factor, международные комитеты и конгрессы по проблеме человеческого фактора. Значительные усилия в этом направлении принадлежат представителям психологии и медицины. Исследования в авиации строятся и акцентируются на результатах неблагополучной деятельности, называемых "происшествиями" - авариями, катастрофами. Возникает научное понятие "авариология". Изучение сводится к тщательному анализу личности оператора, действия которого идентифицировались и квалифицировались как ошибочные. "Очевидность" ошибок исторически была столь явной и привлекательной, что число АП все больше увеличивало долю ошибок человека. Тем не менее в концепции ЧФ постепенно распространяется понимание роли неблагополучного содержания всего комплекса любого вида деятельности: проектирования, природной, социальной среды деятельности, способов эксплуатации техники, общей организации деятельности.

Важно отметить, что до настоящего времени в исследованиях ЧФ сосуществуют две противоположные тенденции: поиск причинности в техногенной деятельности и в среде обитания с одной стороны и исключительный акцент на операторе летного труда. Не случайно поэтому десятилетиями совершенствуются технологии и процедуры отбора лиц на летную работу. При этом "сито" отбора крайне неравномерно касается участников деятельности в авиаиндустрии, поскольку подавляющее большинство работающих и имеющих отношение к авиации людей, включая авторов тестовых процедур, не проходят вообще никакого отбора.

Классификации создавались на структурированных обобщенных фактах только имевшегося опыта и исключительно на терминах негативного опыта, описаны в понятиях того, что не следует делать, иначе - ошибках. Парадоксально то, что наибольший опыт позитивной практики проектирования и эксплуатации также аккумулировался, но в рассредоточенных, а не в концентрированных формах. Структурирование неоптимальной деятельности в терминах "отказов" и "ошибок", "личного фактора" стало предметом авариологии с обобщенным понятием "человеческого фактора". При этом под "личным фактором" понимается индивидуальное влияние человека на неудачу, а "человеческий фактор" как обобщенная характеристика влияния многих участников деятельности. Мы можем легко обнаружить нечеткость различий понятий "личность" и "индивид". Действительно, они воспринимаются почти как синонимы. По мнению В.Н. Лосского, "люди обладают единой общей природой во многих человеческих личностях. В известном смысле индивид и личность имеют противоположное значение. Индивид означает известное смешение личности с элементами, принадлежащими общей природе, тогда как личность, напротив, означает то, что от природы отлично".

Несмотря на продвижение в надежности машин, надежность человеко-машинных комплексов остается проблемной областью. Остаются вопросы в резервировании как основном приеме оптимизации надежности, в автоматизации и степени участия оператора. Совершенствование техники ведет к расширению пространства и времени участия человека в принципиально новых конфигурациях деятельности. Но человек генетически и эволюционно не подготовлен и не может делать подобных скачков, например приспособиться к явлению десинхроноза при трансконтинентальных полетах. Концепция человеческого фактора (ЧФ) распространилась столь широко, что понимается и как философская категория, и как научная теория, и используется в бытовом смысле, в средствах массовой информации для любых видов деятельности человека. Показательно, однако, что в ЧФ вкладывают только негативный смысл деятельности, которая расценивается как неудовлетворительный результат. Сам термин мог бы иметь нейтральный смысл и рассматриваться как результат любой деятельности - неудачной, успешной, нейтральной. С древних времен человека считали мерой всех вещей. Исследовать ЧФ означает исследовать ВСЕ. Создание теории саморегулирующейся деятельности может начинаться с экспертизы надежности выдвигаемой идеи определенной деятельности, затем экспертизы надежности проектируемых средств воплощения идеи и экспертизы надежности общей организации и процессов. В нашем предмете исследования эти процессы являются эксплуатацией техники.

Н.И.Плотников К. т. н. Подписано в печать 20.09.2006

Комментарии

Статью можно улучшить?
✍ Редактировать 💸 Спонсировать 🔔 Подписаться 📩 Переслать 💬 Обсудить
Позвать друзей